Что такое medsovet.info? Федеральный медицинский информационный интернет-портал Подробнее

Поиск везде
Медицинский форум > Общий медицинский форум > Вопросы врачам специалистам > Неврология > лихорадка неясного генеза+ нейролептики = энцефалопатия + паралич всего тела. что делать, как снизить температуру,кто может поставить диагноз?

лихорадка неясного генеза+ нейролептики = энцефалопатия + паралич всего тела. что делать, как снизить температуру,кто может поставить диагноз?

Топик находится в рубриках: Неврология, "Вопросы врачам специалистам". лихорадка неясного генеза+ нейролептики = энцефалопатия + паралич всего тела. что делать, как снизить температуру,кто может поставить диагноз?.
28 окт 2015 | #1 Александр Отяков
Гость
Мое виденье ситуации по моей сестре!
Моя сестра Пашкина С. заболела в районе 10 - 15 декабря 2014г.Симптомы: Высокая температура 38 - 39С, жидкий и очень жидкий стул, глухота ( шум в ушах), заторможенность. Обращались в поликлинику №1, вызывали скорую помощь, после новогодних каникул, лишь спустя месяц(!)после первого обращения к врачу, примерно 14 января ее поместили в инфекционное отделение БСМП где она находилась до 28 января. Все это время больная могла нормально ходить, есть. До момента помещения в больницу ухаживала и кормила грудью своего грудного ребенка. За время пребывания в больнице были проведены анализы и диагностика, включая ФКС и МРТ. Причин температуры выявить не удалось. Несмотря на отсутствие диагноза врачи проводили курс терапии с антибиотиками и внутривенными вливаниями. Под конец пребывания в стационаре мою сестру консультировали специалисты из психоневрологического диспансера и предложили госпитализировать ее туда. При беседе с моей сестрой эти люди видимо некорректно себя вели, в результате чего сестра оказалась сильно напугана и на отрез отказалась от госпитализации. Во время пребывания в стационаре состояние моей сестры плавно ухудшалось от удовлетворительного до плохого. Примерно 28 - 29 января состояние серьезно ухудшилось. Это выражалось в том, что больная сильно ослабла, проявилась крупная дрожь конечностей, с трудом поднималась с постели. Больная оказалась крайне истощена, у нее появились признаки дистрофии и паралича. Кроме того происходили резкие подъемы температуры до 40 с последующим опять-же резким снижением до 37,5. По словам моей сестры эти перепады у нее начались после того как в стационаре ей ввели аминазин. 2 февраля мы обратились по рекомендации врача скорой помощи в частную клинику "Аксон+" где ее осматривала врач невролог Куликова О.В. и сделала назначения. Назначения мы выполнили в полном объеме. В середине февраля мою сестру по направлению Врача Куликовой О.В. Поместили в реанимационное отделение 1_й хирургии в больнице №7 с целью оказания симптоматической помощи с дальнейшим переводом в неврологическое отделение той же больницы. Во время пребывания в реанимационном отделении у больной из-за ненадлежащего ухода появились многочисленные пролежни, больная не могла открыть рот, губы присохли к передним зубам, при дыхании слышались ужасные хрипы. При этом врачи не позволяли мне и др. родственникам осуществлять уход самостоятельно. Врачи то и дело собирались на консилиумы, решали, как им коллективно уйти от всякой ответственности за необоснованное использование сильнодействующих препаратов. Выводы консилиума (одного из) содержат заведомо лживые измышления о том , что, якобы больная переувлеклась просмотром кинофильмов, при этом не ухаживала за своим грудным ребенком, которому на тот момент было 6 месяцев. Эти и другие измышления не имеют ничего общего с действительностью и являются оговором. В результате «лечения» больная оказалась в коме и в этом состоянии ее перевели в Краевой Психо-неврологический (?!) диспансер примерно в середине марта. Несмотря на полное отсутствие условий для выхаживания тяжело-больных пациентов психиаторам удалось оказать действенное симптоматическое лечение , что позволило больной выйти из комы и получить положительную динамику при развитии болезни. Предпринятое психиаторами (!) обследование (в том числе посев крови, исследования спиномозговой жидкости, исследования на антитела к собственным клеткам и др.) которое мы проводили от части за свой счет не выявило никаких патологий. После чего нам предложили еще раз пройти МРТ исследования , так-же , естественно за свой счет. Мне пришлось оплатить так-же и доставку тяжело больной до исследовательского центра МРТ. Исследования показали обширные изменения в белом веществе головного мозга. Примерно в середине апреля больную перевели в нейрохирургическое отделение Краевой больницы. Проводили обследования в т.ч. Анализы крови, мочи, МРТ, ФГС, ФБС и др. победили несколько осложнений. Установили диагноз: Лейкодистрофия неизвестной этиологии с поражением белого вещества головного мозга. Как следствие - паралич всего тела. В середине мая больную перевели на долечивание в больницу №20 в неврологическое отделение с целью выписки ее домой для дальнейшего ухода. Мне кажутся странными все эти врачебные маневры с переменой больниц и врачей. Каждому новому врачу приходилось с начала рассказывать о начале болезни, каждый новый врач пытался снизить температуру перфалганом, не смотря на то, что я всем объяснял, что анальгетики не действуют, а то, что температура центрального генеза - написано в выписках. Выявить причины фебрильной температуры, которая сохраняется у больной по сей день не удалось, более того, врачи стыдливо опускают этот вопрос при обсуждении состояния пациента. Считаю так-же, что лейкодистрофия ( энцефалопатия?) была спровоцирована аминазином и другими сильнодействующими препаратами, которые врачи необоснованно использовали, пытаясь вылечить шизофрению и другие болезни , которые, однако, никто не диагносцировал ни до, ни после «лечения». Очень может быть, что Света до сего дня могла бы сохранять удовлетворительное состояние, если бы ее совсем никто не лечил. На данный момент больная находится дома на амбулаторном лечении. Врачи поликлиники №12 «осуществляют контроль» состояния пациента. Больная стала немного есть через рот, стала говорить. У больной сохраняется высокая температура(38,9-39,7). Приглашали участкового врача, просили делать анализы крови : общий, биохимический, анализ на АТ к вирусу клещевого энцефалита. Пытались получить рекомендации о дальнейшем лечении. Сами врачи не проявляют инициативы, ничего не предлагают в смысле вывода больной из сложившегося состояния. Определенного, окончательного диагноза нет.Может быть есть способ нормализовать , или хотя бы снизить температуру?
Александр Отяков. г.Красноярск(+79029902454)
27 мая 2016 | #2 Armaii
Пользователь | Сообщений: 1
Ужасная история( Ну вот как так происходит...
Но я вас так понимаю. У моей тёти год назад никак не могли поставить диагноз. Была жуткая температура под 40, головные боли. Потом наконец поставили диагноз - энцефалит. Было долгое лечение и боялись осложнений. Сейчас наконец-то всё хорошо, посоветовали помимо вакцинации пить йодантипирин, чтоб наверняка.
Простите, если не совсем в тему! Пусть Ваша сестра обязательно выздоравливает, Александр!
12 июн 2016 | #3 Александр Отяков
Гость
/templates/images/icons/16x16/user_comment.pngArmaii писал(а):
Ужасная история( Ну вот как так происходит...

Но я вас так понимаю. У моей тёти год назад никак не могли поставить диагноз. Была жуткая температура под 40, головные боли. Потом наконец поставили диагноз - энцефалит. Было долгое лечение и боялись осложнений. Сейчас наконец-то всё хорошо, посоветовали помимо вакцинации пить йодантипирин, чтоб наверняка.

Простите, если не совсем в тему! Пусть Ваша сестра обязательно выздоравливает, Александр!

Увы! Моя Света умерла два дня назад. С такими поражениями невозможно выжить. Врачи отвираются до последнего, прикрывают один другого. К стати, теперь есть серьезные основания считать что у Светы изначально был клещевой энцефалит! Есть анализы, которые подтверждают это. В прочем читайте новый вариант нашей истории.
12 июн 2016 | #4 Александр Отяков
Гость
Печальная история «лечения» моей сестры в 5_и больницах г.Красноярска.



Длительное время я находился в тяжелых раздумьях, размышляя о том, что нужно или можно сделать еще для того , чтобы облегчить, хотя-бы облегчить состояние моей сестры,
к чему может привести мое обращение куда-либо и преодолевать другие сомнения.
В итоге я пришел к выводу, что я просто обязан сделать это обращение, во имя
тех людей которые могут оказаться на нашем месте, во имя маленькой девочки
которая лишилась материнской любви и заботы. Я обязан это написать для того,
хотя-бы, что общество должно попытаться навести элементарный порядок в сфере
здравоохранения.



Излагаю суть дела:



Моя сестра, Пашкина Светлана Юрьевна (1982г.р., за мужем, 1 ребенок) заболела в районе 10 -
15 декабря 2014г. Симптомы: Высокая температура 38 - 39С, жидкий и очень жидкий
стул, глухота ( шум в ушах), заторможенность. Обращались в поликлинику №1, вызывали
скорую помощь, после новогодних каникул, лишь спустя месяц(!)после первого обращения к врачу, примерно 14 января 2015г. ее поместили в инфекционное отделение БСМП где она находилась до 28 января. Все это время больная могла нормально ходить, есть. До момента помещения в больницу ухаживала и кормила грудью своего грудного ребенка. За время пребывания в больнице были проведены анализы и диагностика, включая ФКС и МРТ. Причин температуры выявить не удалось. Несмотря на отсутствие диагноза врачи проводили курс терапии с антибиотиками и внутривенными вливаниями. Под конец пребывания в стационаре мою сестру консультировали специалисты из психоневрологического диспансера и предложили госпитализировать ее туда.(?)

Я очень удивился, узнав об этом. Никаких сомнительных моментов в поведении Светланы ни я, ни мои родственники, ни муж не замечали. Света, посоветовавшись со своим мужем отказалась от госпитализации. Однако, во время пребывания в стационаре состояние моей сестры плавно ухудшалось от удовлетворительного до плохого.

Примерно 28 - 29 января состояние серьезно ухудшилось. Это выражалось в том, что больная cильно ослабла, проявилась крупная дрожь конечностей, с трудом поднималась с постели. Больная оказалась крайне истощена, у нее появились признаки дистрофии и паралича. Кроме того происходили резкие подъемы температуры до 40 с последующим опять-же резким
снижением до 37,5. По словам моей сестры эти перепады у нее начались после того как в стационаре ей ввели аминазин - нейролептик - препарат применяемый для лечения шизофрении. В связи с этим у меня возникает вопрос: на каком основании использовались все эти препараты? Осуществлялся ли достаточный контроль состояния пациента. Думаю нет.
Если состояние ухудшается, необходимо отменять препараты. Более того для этого случая более всего подходит определение: «лихорадка неясного генеза». Эти случаи широко описаны в статьях по теме (например http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/zabolevanija_pulmonology/fever
) и в этих случаях рекомендуется проводить симптоматическую терапию, другими словами - лечение направленное на купирование имеющих место симптомов. Господа инфекционисты-же первым делом принялись лечить инфекцию, которую они не нашли ни с начала, ни потом. Зато
выписали Свету с диагнозом: «эндогенное заболевание» и «ипохондрический синдром». (документ№1 - выписка из истории болезни БСМП, стр.2 абзац 15)

2 февраля мы обратились по рекомендации врача скорой помощи в частную клинику "Аксон+"
где ее осматривала врач невролог Куликова О.В. и сделала назначения. Кроме всего
прочего, она назначила Свете хлорпротиксен - нейролептик.(документ №2 - консультация
невролога Куликовой, стр.2 п.4) Видимо сказалось заключение, которое выдали инфекционисты, хотя у Светы к тому времени уже были явные неврологические
симптомы, такие, как тремор, вялый парез нижних конечностей, сниженная рефлекторная
активность. И опять та-же ситуация, нет наблюдения за пациентом. В процессе «лечения» я звонил Куликовой, говорил ей, что Света слишком долго спит из-за «таблетки на ночь», но Куликова сказала, что хлорпротиксен необходим, и что Света без него может умереть. В то время я не критично воспринимал слова врачей, лишь по прошествии времени, когда врачи в
моих глазах утратили доверие, я стал изучать литературу по теме, и теперь пришел к выводу: нейролептики в нашем случае были противопоказаны.

В середине февраля мою сестру по направлению Врача Куликовой О.В. Поместили в еанимационное отделение 1_й хирургии в больнице №7 с целью оказания симптоматической помощи с дальнейшим переводом в неврологическое отделение той же больницы. Реанимация
продолжила курс нейролептиков, (документ №8 - выписка из истории болезни больница
№7 ) что ухудшило состояние больной, как я теперь понимаю происходило это из-за
подавления мозговых центров и сознания, ибо как только нейролептики окончательно
отменили - немедленно больная получила положительную динамику, на простом
языке это означает улучшение состояния. Во время пребывания в реанимационном
отделении у больной из-за ненадлежащего ухода появились многочисленные пролежни,
больная не могла открыть рот, губы присохли к передним зубам, при дыхании слышались ужасные хрипы.(документ №7- выписка из истории болезни ККПНД, стр.2 абзац1) При этом врачи не позволяли мне и другим родственникам осуществлятьуход самостоятельно. С одним из пролежней , который образовался на крестце у Светы,мы безуспешно боремся до настоящего времени. Пока Света находится под нашим наблюдением не образовалось ни одного нового пролежня.

Я вместе со Светой находился в 4 больницах, осуществляя уход и поэтому видел многих
больных в тяжелейшем состоянии. Бабки, лежащие без памяти после инсульта, без антипролежневых матрасов, которых никто не навещал и то не имели таких повреждений,
какие получила наша Света в той «реанимации смерти». Скорее всего к Свете сутками никто даже не подходил. Особый интерес у меня вызывал вопрос: что именно произошло с ушными раковинами. Когда мы получили Свету для ухаживания и в дальнейшем, на ушах имели место трофические язвы. Пару глубоких пролежней были на затылке. Далее профессор Прокопенко
(психиатор) при личной беседе сказал мне, что когда он консультировал Свету в реанимации, он видел, что по ушам марлей был подвязан назальный катетер. Я с такими катетерами видел пару десятков человек. У всех катетер был подвязан марлей, при этом уши были целые, марля
проходила мимо ушей и на голове никаких повреждений тоже не было. Видимо в реанимации 7_ой больницы особо косорукий персонал. Кроме всего прочего зам. главного врача заявил нам, что у Светы погиб мозг. Врачи предлагали нам забрать Свету из больницы так-как они более не могут ничего для нас сделать. Мы приняли их предложение и готовились принять
нашу Свету дома. Для того, чтобы мы научились оказывать паллиативную помощь (уход за безнадежными больными) , врачи сказали , что переведут Свету в общую палату где мы сможем дежурить у кровати, что и произошло в районе 10 марта 2015г. К этому времени Свете наложили гастрастому и эпицистастому - провели катетеры прямо в желудок и мочевой
пузырь через стенки брюшины для кормления и отвода мочи соответственно. Нам открылась ужасающая картина. Света лежала вся в трубках, с располосованным животом и многочисленными ранами покрытыми черным струпом некроза. Я остался с ней первым. Как умел оттер, отчистил потеки, слез, слюней, соплей, крови, еще бог весть какой субстанции,
размочил губы, сбегал в аптеку, купил мазь, которую рекомендовали бабушки , которые ухаживали за своей родственницей в палате. Заклеил раны. Врачей нет, спрашивать не у кого, сестры бегом обходят палаты, не задерживаются, спрашивать бесполезно. Одна такая прибежала воткнула перфалган внутривенно, я пытался возразить, что это средство не действует, но она меня грубо оттолкнула.
При таком «уходе» здоровый человек придет в упадок, что говорить о тяжелобольном. Но главное, Света адекватно реагировала на мои вопросы, кивала головой - значит она в сознании, значит мозг цел! Значит начмед наврал.

Время шло, я хотел забрать сестру немедленно,однако врачи все оттягивали этот момент.
Я был на своей работе, когда мне позвонил Андрей - Светин муж - в это время он
был с ней. Он сказал, что врачи в очередной раз собрались на консилиум и решили
лечить Свету. Для этого они опять забрали ее в реанимацию.

Вообще врачи то и дело собирались на консилиумы. Но нам от этого не становилось легче.
Состояние сестры от этого не становилось лучше. И на этот раз я не ожидал ничего хорошего. И точно, в результате «лечения» больная оказалась в коме и в этом состоянии ее перевели в Краевой Психоневрологический (?!) диспансер 25 марта. Я категорически возражал против
помещения сестры в психиатрическую лечебницу, не вижу никаких оснований для этого до сей поры. Заявление подписывал Светин муж. При полном наборе неврологических симптомов - смешанный тетрапарез, а может и паралич, асимметричный гипертонус в мышцах, тяжелейший отек конечностей справа. Врачи тупо не знали от чего это. И все равно психушка. В ККПНД, чтобы все знали, нет больничного лифта и тележек для перевозки лежачих больных. У
психов ноги не отнимаются!!!



Несмотря на полное отсутствие условий для выхаживания тяжело-больных пациентов психиаторам удалось оказать действенное симптоматическое лечение , что позволило больной выйти из комы и получить положительную динамику при развитии болезни. Кроме этого мы
узнали много нового. Оказывается в больнице №7 нас лечили от кататонической
шизофрении фебрильной формы. Диагноз установил некто Сумароков, он же сделал
назначения (документ №3 - консилиум в ККПНД стр.2, абзац3), в результате кома и
неврологический крах организма!!!!!

Предпринятое психиаторами (!) обследование (в том числе посев крови, исследования
спиномозговой жидкости, исследования на антитела к собственным клеткам и др.) которое мы проводили от части за свой счет выявили наличие антител к вирусу клещевого энцефалита, что говорит за хроническую форму этого заболевания. Однако врачи не подтвердили и не исключили этот диагноз. Обращаю ваше внимание на тот факт, что у нас инфекционное отделение БСМП выставляет психиатрический диагноз, а Психоневрологический диспансер, потом находит инфекцию!!! По
какой-то причине инфекционисты не стали проводить этот тест, хотя были обязаны
проверить это. Хроническая форма клещевого энцефалита может проявиться
и по прошествии 2_х лет. ( http://medicalinsider.ru/bolezni/khronicheskaya-forma-kleshhevogo-ehncefalita/ ) После этого нам предложили еще раз пройти МРТ исследования , так-же ,
за свой счет. Исследования показали обширные изменения в белом веществе
головного мозга. Разрушения вещества мозга, таким образом, произошло между
16 февраля и 11 апреля 2015г. - датами когда проводились исследования МСКТ в больнице
№7 (документ №9 - протокол исследования МСКТ) и МРТ (документ №5 - магнито-резонансная
омография). Поскольку катастрофическое ухудшение состояния больной произошло
в период, когда Свету поместили в реанимацию повторно, считаю, что эти ухудшения связаны именно с назначениями, которые сделал Сумароков .(документ №3 консилиум в ККПНД стр.2, абзац3)

14_ого апреля больную перевели в нейрохирургическое отделение Краевой больницы №1. Опять непонятно, зачем? Хирургического решения проблема не имеет. Тем не менее, проводили
обследования в т.ч. Анализы крови, мочи, МРТ, ФГС, ФБС и др. победили несколько осложнений. Установили диагноз: Лейкодистрофия неизвестной этиологии с поражением белого вещества головного мозга. Как следствие - паралич всего тела. 22 мая больную перевели на долечивание
в больницу №20 в неврологическое отделение с целью выписки ее домой для дальнейшего
ухода.

Мне кажутся странными все эти врачебные маневры с переменой больниц и врачей.
Каждому новому врачу приходилось с начала рассказывать о начале болезни, каждый новый врач пытался снизить температуру перфалганом, не смотря на то, что я всем объяснял, что анальгетики не действуют, а то, что температура центрального генеза - написано в выписках.
Выявить причины фебрильной температуры, которая сохраняется у больной по сей день не удалось, более того, врачи стыдливо опускают этот вопрос при обсуждении состояния пациента. Считаю так-же, что лейкодистрофия ( энцефалопатия?) была спровоцирована аминазином и
другими сильнодействующими препаратами, которые врачи необоснованно использовали,
пытаясь вылечить шизофрению и другие болезни , которые, однако, никто не диагностировал ни до, ни после «лечения». Очень может быть, что Света до сего дня могла бы сохранять удовлетворительное состояние, если бы ее совсем никто не лечил.

Определенного, окончательного диагноза нет. Инфекционное отделение БСМП первоначально выставили диагноз - Ипохондрический синдром, эндогенная интоксикация, который в
последствии превратился в кататоническую шизофрению и был опровергнут в Психоневрологическом Диспансере. Под конец невролог Исаева Н.В. , которая консультировала больницу №20 выдвинула гипотезу, что Света больна редким заболеванием вызываемым генетическими дефектами.

Когда Заведующая неврологическим отделением больницы №20 Хало Н.В. собрала очередной
консилиум с участием Исаевой и других дам, как они сами говорили, специалистов
из краевого генетического центра, я тут-же заподозрил всю честную компанию
в сочинительстве. Я не считал целесообразным заниматься генетическими исследованиями,
тем более за такие деньги (около 30т.р.) Однако муж Светы дал деньги и я организовал
отправку крови.

http://www.gpedia.com/ru/gpedia/Метахроматическая_лейкодистрофия)
В описанных случаях МРТ картина носит характер некоторого снижения плотности белого
вещества.(http://meduniver.com/Medical/Neurology/metaxromaticheskaia_leikodistrofia.html)
У нашей Светы поражения носят характер кистозных дефектов, что является
грубым поражением ствола ГМ. (документ №5 - магнито-резонансная томография)
Среди первоначальных симптомов значатся:психозы, депрессия, деменции, у Светы
все началось с поноса и высокой температуры. Кроме этого лейкодистрофия
- очень редкое заболевание которое бывает толькоу новорожденных детей. В статьях по теме
хоть и написано, что бывает взрослая форма, но нет сведений о частоте возникновения таких заболеваний. Считаю, что существование взрослых форм лейкодистрофий не доказано статистически. Думаю Хало, Исаева и другие дамы придумали всю эту историю для
затяжки времени. Пока суть да дело больная умрет и концы в воду, вернее в землю. У родственников, то-есть меня пропадет мотивация к расследованиям. Никто не станет задавать не нужные им вопросы.

С другой стороны имеется гораздо более прозаическое объяснения всего комплекса симптомов,
которые наблюдаются у Светы. Еще психоневрологический диспансер, проводивший собственное обследование обнаружил, что у Светы в крови присутствуют антитела к клещевому энцефалиту. Света не замечала на себе клеща, однако врачи говорят, что, порой достаточно случайного контакта для внедрения инфекции. Я проводил еще 2 раза этот анализ через
поликлинику и лабораторию «Инвитро».(документ№6 и №6А - результаты анализа на АТ к
вирусу клещевого энцефалита ) Все 2 раза результат оказался подтвержден, причем титры нарастают , а это означает, что процесс продолжается. Кроме этого психиаторы провели люмбальную пункцию и обнаружили в ликворе повышенное содержание белка при нормальном цитозе, что так-же соответствует симптоматике при хронической форме клещевого
энцефалита.

На сколько
мне известно от энцефалита нас пока никто не лечил. Врачи не ставят этот диагноз. В итоге вообще никакого диагноза нет. За то есть огромное количество разнообразного вранья, которое содержится в выписках и произносится устно. Думаю врачи не ставят этот диагноз из соображений соблюдения некой корпоративной этики ибо инфекционное отделение БСМП сильно напортачили изначально, что привело тяжелейшим последствиям в ходе «лечения»
Светы в больнице №7 . Теперь все покрывают всех. Поскольку любое обращение в
государственные органы приводит к волоките в течение 30 дней есть хорошие
шансы за то, что Света умрет за это время.

Вообще не так уж и важно теперь, энцефалит или нет. Является фактом, что больная
оказалась обездвижена из-за осложнений тяжелого неврологического заболевания,
которое вызвало тяжелое поражение головного мозга, это во первых. Во вторых,
во время блуждания между неподтвержденными диагнозами применялся аминазин, в
описаниях побочных эффектов которого имеется замечания, что препарат вызывает
изменения в тканях ГМ (https://ru.wikipedia.org/wiki/Хлорпромазин
статья «побочные эффекты " абзац 11) и, что препарат запрещен к применению в ряде европейских стран из-за большого количества побочных эффектов. Таким образом можно утверждать, что поражения тканей ГМ вызвано совокупным влиянием заболевания и использованных препаратов. Нейролептики в данном случае - это удар в спину ЦНС и без того
пораженной опасной болезнью. В любом случае, неврологические заболевания, тем более энцефалит аминазином еще никто не лечил.

25 декабря 2015 г. поликлиника предприняла обследование МСКТ грудной клетки для диагностики пневмонии. Пневмонии не обнаружили, за то выявлено новообразование в районе
большой петли аорты приведшее к смещению левого бронха. Консультацию в ККОД
назначили после новогодних каникул: 26 января 2016г.. Общий смысл бумаги которую
выдали в ККОД - обследовать, тем более лечить не будем.(документ №4 - справка
ККОД ) Опять образование неизвестного происхождения и далее по тексту. Возникает
вопрос: не слишком ли много неизвестных? Или у нас медицина вообще, неизвестно
чем занимается?


Поскольку я считаю сложившееся положение возмутительным, я обращался в разные
организации и инстанции с просьбами разъяснить, что мне можно сделать в плане облегчения состояния моей сестре. Общественники, не смотря на пышные реляции о их бурной деятельности в области организации сообществ врачей,и хороших достигнутых результатах, вообще не удостоили меня ответа. Инстанции - же прислали издевательские отписки. Путин сказал: обращайтесь в суд, эти тоже самое сказали, я и без них знал, что сказал Путин. (документ№11 и №12 - письма из краевого МинЗдрава и РосЗдравНадзора )

В суд надо обращаться с уже расследованным делом, а я не имею следственных полномочий
и не являюсь «законным представителем» своей сестры, хотя выписки дали мне,
заявление на помещение моей сестры в психушку требовали именно от меня,
говно, извините, тоже я выгребаю. Что это за законы такие, которые, судя по
названию, призваны защищать больных, но наделе позволяют уйти от ответственности
нерадивым медикам - эскулапам, которые являются неучами с учеными степенями,
которых и врачами-то назвать нельзя? Где высокое призвание - спасать жизни,
а врачебные принципы? Кажется первый же из них гласит : не навреди!
Ничего этого нет, а есть безразличие, равнодушие, преступная халатность!
Загублена молодая, красивая женщина, с двумя высшими образованиями, добросовестный
работник, мама маленькой девочки. Ее работа на предприятии определяла
миллионные траты, наверняка , это позволяло их предприятию сэкономить
серьезные средства, а поскольку это предприятие с государственным участием,
то и государственному бюджету. И вот когда надо было Свету вырвать из лап
болезни, не нашлось средств для привлечения серьезных медиков проведения
результативных обследований. За то, те, кто ее «лечил», как ни в чем не бывало
продолжают работать на своих должностях, получают зарплату и не испытывают
каких-либо моральных проблем.

Продолжение истории оказалось не менее захватывающие.
После длительных мытарств по разным кабинетам, по совету друзей я пробился
на прием к аппозиционному депутату. Эффект был ошеломительный! Через пару
тройку дней практически вся поликлиника построилась у нас дома. Еще через пару
дней Свету взяли в отделения торакальной хирургии в больнице №20. К сожалению,
видимо, уже было слишком поздно что-то предпринимать. Света не вынесла
манипуляций (пункции, откачка жидкости из плевральных полостей) и умерла 10 июня
2016г. в 10 мск. Постфактум содержит вранье, относительно того , что у Светы
злокачественное образование средостения в IV стадии, ибо я уже видел таких больных. Ничего общего с состоянием Светы это не имеет. КТ не выявили метастазы, анализ пункции не проведен. Разлагается ребро, это не онкология, а скорее инфекция — плотоядные бактерии, которые попали туда по банальной причине — занесли через центральный катетер, который
именно там стоял свыше положенного в трое или в четверо. От сюда - же и
лимфааденопатия и лимфастаз, выраженный слева.



Александр
Отяков. г. Красноярск (+79029902454)
26 фев 2017 | #5 fktrcjnn
Пользователь | Сообщений: 1
Моя Света мертва уже 9 месяцев. Всем плевать. Инстанции отписались, что все было правильно, заболевание имело неблагоприятный прогноз. При этом не сообщается какое именно заболевание, кто и каким образом поставил диагноз. Только из постановлнения СК мне частично стало известно о причинах смерти моей сестры. При вскрытии трупа обнаружили лимфому Чаджкина. В принципе описание подходит на то, что происходило фактически. Но я не собираюсь извиняться т.к. больницы сами возбудили мою крайнюю степень подозрения скрывая все документы. Они демостративно украваются за ширмой врачебной тайны, которая по определению должна была служить защите прав пациентов , а не врачей, допускающих ошибки и халатность. Кроме того, причины возникновения онкологии такокого типа сегодня не ясны. Поэтому нельзя исключать и то, что возникновение новообразования связано с инфекцией, алергией на матерал катетера, могла быть и реакция на лекарства.
Дело никуда не двигается. Поскольку я не собираюсь разгребать общественные конюшни, бичевать изъяны миропорядка, получать дубинкой по голове за это от нацгвардии, пускай так все и остается. Свету не вернуть.
Ваше сообщение
Разрешены файлы форматов: jpg, gif, png, bmp, zip, doc/docx, pdf.
Подпишитесь и мы сообщим об изменениях вам на почту
Последние сообщения:
Показать больше информации