Что такое medsovet.info? Федеральный медицинский информационный интернет-портал Подробнее
Раздел предназначен исключительно для медицинских и фармацевтических работников! Если Вы не являетесь медицинским и фармацевтическим работником - покиньте раздел! Условия использования
Данный справочно-информационный материал не является рекламой, не преследует целей продвижения товара, работ, услуг или иного объекта на рынке.
∗ ∗ ∗

Профессор А. А. Максимов и медицина XXI века

Опубликовано: 12 марта 2018 в 11:57

Основоположником клеточной биологии по праву считается ученый, чье имя связано с открытием в области клеточной биологии понятия «стволовая клетка». Это профессор Императорской военно-медицинской академии начальник кафедры гистологии и эмбриологии Александр Александрович Максимов. Не имея в наличии современных методик исследования, еще в самом начале ХХ века профессор А. А. Максимов впервые доказал существование стволовой полипотентной кроветворной клетки. Его взгляды отражены в работе «Лимфоцит как общая стволовая клетка различных элементов крови в эмбриональном развитии и постфетальной жизни млекопитающих» (Maximov A., 1910). Это открытие послужило толчком в бурном развитии клеточных технологий в начале XXI века.

Свою теорию А.А. Максимов доказал в дальнейшем при помощи методов тканевых культур. Человечество смогло оценить это открытие века только спустя 90 лет. В течение этого срока происходило накопление, осмысление и систематизация знаний в области биологии и медицины стволовой клетки. Поэтому сегодня, в начале XXI века, активно развивается новое научное направление в мировой медицинской науке — клеточная медицина.

Профессор А. А. Максимов, отечественный гистолог, с 1898 г. доктор медицины, а с 1903 г. профессор, в 1896 г. окончил Военномедицинскую академию и был оставлен для усовершенствования при кафедре патологической анатомии. В 1898 г. защитил докторскую диссертацию на тему о патологической регенерации семенной железы. В 1900-1902 гг. работал во Фрейбурге (Германия). С 1903 по 1922 гг. он профессор кафедры гистологии Императорской Военно-медицинской академии. В 1922 г. А. А. Максимов эмигрировал за границу, где работал  профессором анатомии Чикагского университета. 

А. А. Максимов изучал гистогенез экспериментально вызванного амилоидного перерождения печени (1896). Он провел экспериментальные гистологические исследования соединительной ткани при воспалении (1902-1905) и установил, что один из видов оседлых клеток (блуждающие клетки в покое) и лимфоциты, а также моноциты крови, вышедшие из сосудов, превращаются в сходные друг с другом блуждающие клетки (полибласты). Другие работы А. А. Максимова, тесно связанные с предыдущими, посвящены кроветворным тканям и кроветворению у млекопитающих (1907-1909), амфибий (1910), селяхий (1923). А. А. Максимов обосновал унитарную теорию кроветворения, согласно которой общим родоначальником кровяных элементов является большой лимфоцит (лимфобласт), происходящий от первичной мезенхимной клетки (рис. 1).

Рис 1. Микроскопический вид лимфобластов.

Из больших лимфоцитов образуются малые лимфоциты, дающие, в свою очередь, полибласты. С работами по кроветворению тесно связаны исследования гистогенеза щитовидной железы (1912).

В работе, посвященной культивированию in vitro соединительной ткани взрослых млекопитающих (1916), А. А. Максимов применил метод тканевых культур. Этот метод широко использован им в исследованиях лимфоцитов лимфатических узлов (1892-1923), серозных оболочек (1925), белых кровяных клеток (1928). В перечисленных исследованиях он доказал, что в соединительной ткани сохраняются пожизненно недифференцированные — так называемые мезенхимные (камбиальные) клетки, способные превращаться в лимфоциты и служить источником развития разных специализированных клеток соединительной ткани и крови. Ему удалось проследить развитие волокнистой соединительной ткани в культурах из лимфоцитов крови. Классическую сводку по соединительным и кроветворным тканям А. А. Максимов дал в главе, опубликованной в руководстве по микроскопической анатомии человека (Handbuch der mikroskopischen Anatomi des Menschen, т. II, ч. 1, 1927). Использование метода тканевых культур в научных лабораториях России, создание теории «полибластов», экспериментальнонаучное обоснование унитарной теории кроветворения и понятия о стволовых клетках — это все заслуги профессора А. А. Максимова. На их основе разработана современная клеточная биология и регенеративная медицина. Бурное развитие биотехнологий в медицине на рубеже XX-XXI вв. было бы невозможно без фундаментальных открытий в области фундаментальной гистологии. Жизнь и судьба профессора А. А. Максимова очень интересна и показательна. Грандиозные успехи в науке и карьере, признание зарубежных ученых, революция, гражданская война, тяжелая эмиграция. 

Не все коллеги разделяли взгляды профессора А. А. Максимова в Санкт-Петербурге и России. Многие ученые не поняли его эмиграции. На него обрушились клевета и ложь. Не одно десятилетие имя А. А. Максимова находилось в забвении. Однако, даже эмигрировав в США, он продолжил свою работу. А. А. Максимов создавал свою теорию и дальше. Его имя не осталось затерянным, и он был принят научным обществом США. Сегодня о А. А. Максимове помнят все. Ведь его взгляды были заложены в основу современной клеточной медицины XXI в. 

Александр Александрович Максимов родился 22 января 1874 г. в Санкт-Петербурге в православной купеческой семье, крещен 10 марта в Екатерининской церкви при Императорской академии художеств (фото 1).

Фото 1. Профессор А. А. Максимов (1874-1928) —начальник кафедры гистологии и эмбриологии Императорской Военно-медицинской академии.

Желая дать сыну хорошее образование, родители в 1882 г. определили его в частную немецкую гимназию Карла Мая на Васильевском острове Санкт-Петербурга. Гимназия располагается на 10-й линии Васильевского острова, в ней и сегодня учатся дети СанктПетербурга. Она совершенно уникальное учебное заведение в ряду гимназий города. Преподавание в гимназии велось в соответствии с новыми взглядами в педагогике. В гимназии Карла Мая готовили всесторонне развитых молодых людей, готовых к труду, полезному для общества. Обучение А. А. Максимова проходило с увлечением. Средний бал в те годы подсчитывали до сотых, и по каждому предмету. В архивах сохранились классные журналы, из которых следует, что, например, средний бал в выпускном — восьмом классе — у А .А. Максимова составил 4,69. С ними сегодня можно ознакомиться. Так успевали только единицы. А. А. Максимов окончил гимназический курс с получением золотой медали.

В 1891 г. он поступил в Императорскую Военно-медицинскую академию. Уже во время обучения в академии он занимался научными исследованиями. За исследование «Гистогенез экспериментально вызванного амилоидного перерождения печени у животных», которое было опубликовано в журнале «Русские архив патологии, клинической медицины и бактериологии» он был удостоен Золотой медали. В 1896 г. А. А. Максимов заканчивает Императорскую Военно-медицинскую академию. Он становится лучшим из 109 выпускников. Ему присуждают премию профессора И. Ф. Буша. Имя А. А. Максимова заносят на почетную мраморную доску.

Дальнейшая работа А. А. Максимова проходит в качестве специалиста по патологической анатомии в Клиническом военном госпитале. А. А. Максимов в своей автобиографии писал: «После сдачи экзаменов в 1896 г. получил врачебный диплом, поступил на военную службу и был назначен на пост преподавателя патологической анатомии Военно-медицинской академии на три года». За это время из-под его пера выходят несколько работ описательного характера. Исследование «К вопросу о патологической регенерации семенной железы» (1898) легло в основу его докторской диссертации. А. А. Максимов проследил гистологические изменения при воспалительной реакции: миграцию лейкоцитов крови, их деятельность и трансформацию в месте повреждения, пролиферацию фибробластов и организацию рубца.

В декабре 1900 г. он приезжает во Фрейбург (Германия) и работает в лаборатории Э. Циглера. Эта деятельность предопределила следующий период исследований А. А. Максимова. Патолог и иммунолог Э. Циглер в это время был занят разрешением вопросов, касающихся природы и значения воспалительной реакции, поэтому молодому врачу из России было поручено изучить морфологические аспекты воспаления, а именно воспалительное новообразование соединительной ткани. А. А. Максимов пишет в своей работе: «В 1902 г. мной был опубликован труд, в котором были классифицированы различные типы соединительной ткани и описаны клеточные элементы нормальной соединительной ткани. Специальное внимание было уделено роли, которую играют лимфоидные элементы — «полибласты» — в гематогенезе. Была доказана их связь с жизненной активностью ткани и возможностью прогрессивного развития».

Термином полибласт А. А. Максимов предложил называть клеточные элементы, имеющие вид малого лимфоцита, выселяющийся из сосудистого русла в локусе воспаления. Это понятие скорее временное, собирательное, отражает чрезвычайно широкие дифференцировочные потенции этих клеток. А. А. Максимов наблюдал не только их выселение, но описал реакцию бласттрансформации, участие в воспалении этих клеток — фагоцитоз, амебоидное передвижение, а также дифференцировку в гистиоциты, фиброциты.

В 1927 г. американский профессор Ч. Фут писал А. А. Максимову в письме: «Большое спасибо за оттиски Ваших статей и статей Ваших учеников, которые я получил и большую часть которых прочитал. Я очень рад иметь их в своей библиотеке. Ваша работа о лимфоцитах очень воодушевила меня. Эти работы показали мне, «что я задолжал Вам» публичное признание. Вы наверняка помните, что в 1925 году я говорил, что если Вы сможете показать лимфоцитарное происхождение «полибласта», тогда никакого другого более подходящего названия не может быть придумано. Теперь Вы полностью все это доказали».

В 1903 г. был объявлен конкурс на замещение должности профессора кафедры гистологии и эмбриологии Императорской Военно-медицинской академии. Конференция академии (ученый совет) избрал его руководителем кафедры. С этого момента на кафедре начинаются активные научные исследования в области гистогенеза крови и соединительной ткани. Доведя гистологическую технику до искусства, используя лишь метод изучения переходных форм, А. А. Максимову удалось проследить основные этапы гистогенеза соединительных тканей и крови у различных животных, как в эмбриональном, так и постнатальном периодах. Выводы, сделанные им, свидетельствовали в пользу того, что все клетки крови развиваются из одного предшественника, который имел вид лимфоцита.

Открытие стволовых клеток связано с именем профессора Императорской Военномедицинской академии А. А. Максимова. В 1903 г. им был опубликован труд «О воспалительном новообразовании соединительной ткани и судьбе лейкоцитов при этом». Профессором А. А. Максимовым в этой работе специально было уделено внимание роли лимфоидных элементов — «полибластов» в гематогенезе. Была доказана их связь с жизненной активностью ткани и возможностью прогрессивного развития. В этом исследовании профессор А. А. Максимов доказал возможность бласттрансформации малых лимфоцитов в крупные размножающиеся клетки с богатыми потенциями для дальнейшего развития. Не имея современных методов исследования, он доказал наличие стволовой полипотентной кроветворной клетки. Основные положения этой теории нашли отражение в работе «Лимфоцит как общая стволовая клетка различных элементов крови в эмбриональном развитии и постфетальной жизни млекопитающих» (A. Maximov, 1910). Доказательство своей теории профессор А. А. Максимов в последующем получил с помощью методов тканевых культур. В 1917 г. доктором F. R. Sabin была высказана мысль о существовании единого предшественника клеток крови и кровеносных сосудов — гемангиобласта. В постэмбриональном периоде наличие гемангиобласта не подтверждено, но существуют общие маркеры для кровеносных и эндотелиальных клеток, к которым относится и маркер CD34+ (трансмембранный сиаломицин, который обеспечивает клеточную адгезию). 

Эксперименты с животными не всегда давали ответ на возникающие вопросы. А. А. Максимов настойчиво внедряет в своих исследованиях новый метод экспериментальной гистологии — метод тканевых культур. Он строит первую в России лабораторию культивирования тканей. Исследовать ткань при жизни, исследовать процессы жизнедеятельности и морфологические изменения, связанные с ними — таким условиям отвечал этот метод. Соединительная ткань успешно культивировалась вне организма. А. А. Максимов подготовил монографию, в которой подробно описал метод и охарактеризовал морфологию основных клеток соединительной ткани в культуре. Изучение происхождения клеток крови требовало постановки экспериментов. Поэтому А. А. Максимов публикует целую серию научных работ в сборнике «Изучение крови и соединительной ткани». Разделы сборника посвящены какому-либо одному аспекту изучаемой научной проблемы. Процесс кроветворения рассматривается им с позиции онто- и филогенеза. Всего было десять статей. Изучение отношений между различными клетками соединительной ткани и лейкоцитами крови послужило основой для концентрации внимания на процессах гемопоэза и гистогенеза кроветворных органов у представителей различных классов позвоночных. Концепция А. А. Максимова об унитарном гемопоэзе не является гениальным предсказанием. Все это результат его многолетнего огромного труда.

Фото 2. Кафедра анатомии, на которой преподавал профессор А. А. Максимов. Медицинский факультет, Университет Чикаго. Апрель, 2006 г.

После Февральского и Октябрьского переворотов 1917 г. возможность посещать зарубежные конгрессы прекратилась. Несмотря на титанические усилия командования академии, разруха настигла многие кафедры и лаборатории. Работать и выполнять исследования становилось практически невозможно. Холодные зимы, отсутствие питания и электричества, постоянная стрельба на улицах не способствовали продолжению дальнейшей научной работы. Но в тоже время, по воспоминаниям Н. Г. Хлопина, А. А. Максимов все время проводил за своими исследованиями. Несмотря на тяжесть условий, он выполнял свои научные исследования блестяще. И они легли в основу унитарной теории кроветворения. Однако опубликование их результатов затянулось до 1925 г.

Признание А. А. Максимова росло. В 1919 г. он избиран профессором эмбриологии Петроградского университета. В ноябре 1920 г. образовались 3 вакансии членовкорреспондентов Академии наук. Академики И. П. Павлов и И. Л. Бородин сразу же предлагают А. А. Максимова в качестве кандидата. Они сопровождают свое ходатайство запиской о его научных трудах. 1 декабря на заседании физико-математического отделения Академии наук при баллотировке профессор А. А. Максимов был избран единогласно. Об этом было объявлено 29 декабря на торжественном собрании. Но в эти годы сложилась ситуация, когда продолжать исследования и публиковать их результаты в России стало для А. А. Максимова почти невозможным. Зимой 1922 г. он покинул Россию. С собой в далекую эмиграцию А. А. Максимов взял только два предмета: микроскоп и микротом. Россию он покинул вдвоем со своей родной сестрой Клавдией Максимовой, которая и перенесла с ним все тяготы и лишения эмиграции, пережив родного брата всего лишь на 13 дней. Эмиграцию А. А. Максимова весьма чувствительно восприняли его коллеги. Н. Н. Аничков на заседании конференции Военно-медицинской академии в своей эмоциональной речи отметил: «Отъезд проф. А. А. Максимова наносит жестокий удар не только академии, но и всей русской науке, так как мы лишились первоклассного ученого, имя которого пользовалось всемирной известностью. А. А. Максимов — один из самых выдающихся питомцев академии». Первый Всероссийский съезд анатомов, гистологов и эмбриологов, состоявшийся в том же 1928 г., прошел уже без А. А. Максимова, что не могло не сказаться на его результативности. 

Фото 3. Внутренний дворик кафедры анатомии, на которой преподавал профессор А. А. Максимов. Медицинский факультет, Университет Чикаго. Апрель, 2006 г.

Профессор А. А. Максимов умер 3 декабря 1928 г. в возрасте 55 лет. В это время он много и активно работал в Университете Чикаго. Им была организована большая научная работа. Его здоровье быстро ухудшалось из-за прогрессирующего атеросклероза. Доктор Холл Давн из университета штата Миннесота писал 12 декабря 1928 г. доктору Блюм следующее письмо «Поведение А. А. Максимова в последние месяцы при работе в Университете Чикаго делает из него героя больше, чем когда-либо. Трудно понять, как человек мог работать под таким высоким давлением и с такой патологией, как у него».

Фото 4. Могила профессора А. А. Максимова в Чикаго (штат Иллинойс, США), кладбище «Oak Woods» №1035, 67-я улица, Восток (участок R4, №209)

Профессора А. А. Максимова высоко ценили ученые США, поэтому на его похороны и панихиду по нему приехали ведущие анатомы и гистологи США. Прощание с А. А. Максимовым состоялось 6 декабря 1928 г. в часовне Джозефа Бонда на территории Чикагского университетского городка. Некрологи были опубликованы в самых престижных журналах США. Он был похоронен на кладбище «Oak Woods» №1035, 67-я улица, Восток (участок R4, № 209) г. Чикаго, штат Иллинойс.

Фото 5. Книга записей на кладбище «Oak Woods» №1035, 67-я улица, Восток, где зарегистрирована дата смерти и место захоронения профессора А. А. Максимова. (Чикаго штат Иллинойс, США).

В 1922 г. в России был разрешен выезд всем кто желает, и А. А. Максимов уехал, найдя для себя более целесообразным работу в зарубежном университете. Этот шаг больно ударил не только по Военно-медицинской академии, но и по всей отечественной науке. Уже 15 декабря 1928 г. состоялось заседание Академии наук СССР по вопросу «о лицах из ученого состава Академии наук, утративших связь с Академией наук ввиду выезда за границу». На заседании Академии наук было утверждено положение, согласно которому на уехавших авторов «не разрешается печатать сведения и ссылаться». Уже с этого момента гистология, эмбриология и анатомия как науки не были представлены в Академии наук СССР.

Именно поэтому последние годы А. А. Максимова вызывали так много домыслов. Находились авторы, которые публиковали сообщения о том, что А. А. Максимов оказался бесплоден как ученый, и, не найдя себе места за рубежом, покончил жизнь самоубийством. Работа А. А. Максимова после отъезда из России была чрезвычайно активна и плодотворна. В апреле 1922 г. А. А. Максимов начал работу в качестве профессора кафедры анатомии и возглавил работу лаборатории экспериментального исследования тканей в Чикагском университете. В числе выполненных исследований в США: культивирование тканей молочной железы, предположения о механизмах канцерогенеза; изучение коллагеногенеза in vitro, где было доказано его экстрацеллюлярное формирование; серия работ по заражению тканей легкого микобактериями туберкулеза in vitro, в которых был детально прослежен гистогенез туберкулезных бугорков и выяснена природа эпителиоидных клеток. Попав в благоприятные экономические условия, хорошую обстановку Чикагского университета, он продолжил свои исследования гистогенеза соединительной ткани и крови на новом витке творческих сил. А. А. Максимов публикует монографию «Соединительная ткань и кроветворные ткани».

Фото 6. Могила Клавдии Максимовой, сестры профессора А. А. Максимова в Чикаго (штат Иллинойс, США), кладбище «Oak Woods» №1035, 67-я улица, Восток.

Этот фундаментальный труд А. А. Максимова также содержит полный обзор литературы по предмету и основательные обобщения доминирующих гипотез, теорий и фактов в этой области гистологии. Эта работа снабжена большим количеством иллюстраций, выполненных самим А. А. Максимовым. Он в монографии позиционирует учение о полибластах и стволовых клетках.

Более того, высказывает мнение о существовании в дефинитивных тканях клетокпредшественников для соединительных тканей, обозначая их как стволовые мезенхимальные клетки. В это понятие он вкладывал не только их эмбриональное происхождение, но и дифференцировочные потенции, способность к прогрессивной дифференцировке во все виды соединительных тканей при постнатальном развитии, например при репаративном гистогенезе. Данная идея была с пониманием встречена многими специалистами.
Трудно переоценить прикладное значение этих открытий. 

Подтвердив справедливость выводов А. А. Максимова, Тилл и Маккулох с учетом новых методических приемов экспериментально доказали наличие в костном мозге общих предшественников для всех клеток крови. Это явление стало фундаментальным обоснованием таких лечебных манипуляций, как трансплантация костного мозга, являясь основой современной онкогематологии. Исследования последних лет также свидетельствуют в пользу того, что во взрослом организме имеются предшественники для стромальных клеток, клиническое использование которых также перспективно в лечении ряда патологических состояний органов опорно-двигательного аппарата.

Незадолго до смерти он принялся за подготовку американского варианта руководства по гистологии. В. Блюм пишет об этом: «Что касается учебника, текст его закончен приблизительно на три четверти… Издатели желают выпустить эту книгу, если я смогу доказать им, что ее возможно закончить». Современники считали издание этого учебника очень важным. X. Доуни из университета Меннисоты писал В. Блюму: «Я очень рад узнать, что Вы будете заканчивать последние публикации доктора Максимова и его учебник. Будет огромной потерей не завершить этой работы».

Вышедший учебник вполне оправдал надежды ученых. Благодаря В. Блюму, сменившему А. А. Максимова на его посту в Чикагском университете, только в США было подготовлено семь посмертных изданий учебника по гистологии, большинство врачей старшего и среднего возрастов учили морфологию именно по ним. Кроме того, четыре издания вышло в Испании, одно в Португалии и одно в Корее. До сих пор эти учебники являются классическими образцами иллюстрированных руководств по гистологии. Многие рисунки из учебников А. А. Максимова входят в качестве иллюстраций и в современные учебные пособия. Профессор университета Цинциннати Ч. Фут, восторгаясь рисунками, признавался ему в письме (18 июня, 1927): «Ваши иллюстрации являются наиболее красивыми среди большого количества рисунков, что попадали в поле моего зрения с 1910 года, я чрезвычайно завидую Вашей способности создавать такие красивые и в то же время правдивые микроскопические ландшафты». 

А. А. Максимов тосковал по России и всегда надеялся вернуться. Напряженная работа и разрыв с Родиной, друзьями и коллегами в Санкт-Петербурге и Москве негативно сказались на его здоровье. Участились приступы стенокардии. А. А. Максимов для укрепления здоровья предпринимает путешествие. Он посещает южные города США и путешествует в Европе. Но из-за прогрессирования болезни путешествие пришлось прекратить.

Сегодня, посещая кафедру гистологии Военно-медицинской академии и кафедру анатомии медицинского факультета университета Чикаго, мы видим, что сотрудники этих учреждений помнят и чтят память о профессоре А. А. Максимове. Его портрет украшает эти кафедры, напоминая о великом человеке и ученом, который многое сделал для мировой науки.

По мнению авторов статьи, наиболее весомое значение в учении А. А.Максимова имеет гипотеза «регенерационной» терапии. Действительно, завершение регенераторных процессов отдельных клеток, тканей, органов, организма в целом знаменует и конец жизни, а «поломки» регенерации ведут к многочисленным нозологическим проблемам. В качестве иллюстрации развития идей А. А. Максимова о возможности заместительного эффекта клеточной терапии авторы статьи хотят привести собственные клинические наблюдения использования мезенхимных стволовых клеток в комплексном лечении больных с хронической сердечной недостаточностью.

Представляемый фрагмент состоит в экспериментальном клиническом исследовании, анализирующем эффективность внутривенного введения аутологичных мезенхимальных стволовых клеток (МСК) для лечения больных с хронической сердечной недостаточностью (ХСН). Клиническое обследование пациентов осуществлялось до трансплантации МСК и через 3 и 6 месяцев после введения МСК. В экспериментальной группе на фоне терапии МСК через 3 месяца у пяти пациентов отмечалось уменьшение степени дилатации и у шести повышение глобальной сократимости. Этот эффект сохранялся до 6 месяцев. На фоне клеточной терапии у семи из восьми больных экспериментальной группы прослеживается достоверное увеличение количества желудочковых экстрасистол, что косвенно свидетельствует о вероятном хоуминг эффекте МСК без достаточной интеграции в проводящую систему сердца. Важно, что качество жизни всех пациентов экспериментальной группы через 3 месяца после внутривенного введения МСК достоверно улучшилось (p<0,05) по суммарной шкале Миннесотского опросника. По показателям теста с шестиминутной ходьбой в экспериментальной группе функциональный класс ХСН через 3 месяца после введения МСК уменьшился у двух из восьми пациентов, у остальных шести обследованных остался прежним. После введения МСК можно говорить об отчетливом повышении уровня общей КФК у пациентов экспериментальной группы через 3 месяца после проведения клеточной терапии, что может указывать на вероятный клеточный лизис в ближайший период после введения МСК. 

Таким образом, приведенные исторические и экспериментальные данные указывают на многогранность теоретических положений, выдвинутых А. А.Максимовым.

Все вышеизложенное нацеливает исследователей на поиск новых экспериментальных и клинических путей использования идей А. А. Максимова.

Литература:

1. Афанасьев Б. В., Алмазов В. А. Родоначальные кроветворные клетки человека: Физиология и патология. — Л., Наука, 1985. — 204 с.

2. Владимирская Е. Б., Румянцев А. Г. Дифференцировочные потенции стволовых гемопоэтических клеток //Вопросы гематологии/онкологии и иммунопатологии в педиатрии. — 2002. — Т.1, №1. — С.7-11.

3. Максимов А. А. О воспалительном новообразовании соединительной ткани и судьбе лейкоцитов при этом // Изв. Император. Воен.-мед. акад. — 1903. – Т.6, № 1. — С.26-39.

4. Максимов А. А. Основы гистологии. Ч. 1-я. Учение о клетке. — СПб., 1914. — 386 с.

5. Шубич М. Г. На пути к открытию стволовых клеток костного мозга // Морфология. — 2001. — Т.119, №1. — С.94-95.

6. Maximow A. Der Lymphozyt als gemeinsane Stammzelle der verschiedenen Blutelemente in der embryonalen Entwicklung und im postfetalen Leben der Säugefiere // Sitzungsb. Berl. Hämatol. Gesellsch. – 1910. — Bd.10. — S.86-95.

Источники: Обрезан А.Г., Хурцилава О.Г., Стрельников А.А., Иванов Г.А., Полежаев О.Ю., Олесова В.М., Полынцев Д.Г., Кругляков П.В. Профессор А.А. Максимов и медицина XXI века // Журнал медицина. XXI век № 3 {12} 2008, с. 64-69

АВТОРЫ МАТЕРИАЛА

ПОДЕЛИТЬСЯ

Смотрите также
31 июля 2019 в 10:00
Онкологические заболевания только в России ежегодно уносят около 300 тысяч человек. Такие большие цифры объясняются еще и тем, что злокачественные опухоли в большинстве случаев выявляют слишком поздно – на III и IV стадии болезни, когда помочь больному уже слишком трудно, а то и невозможно.

КОММЕНТАРИИ

Ваше сообщение
Разрешеные форматы файлов: jpg, gif, png, zip, doc/docx, pdf.

Можно ли "победить" псориаз?
Псориаз — одно из самых распространённых кожных заболеваний. На Руси эта болезнь получила зловещее название "роза дьявола"...
Как оформить больничный лист
Как правильно оформить больничный лист, чтобы на работе не возникло никаких недоразумений и чтобы вы получили по нему деньги?