Что такое medsovet.info? Федеральный медицинский информационный интернет-портал Подробнее
Данный справочно-информационный материал не является рекламой, не преследует целей продвижения товара, работ, услуг или иного объекта на рынке.

Сюита в розовом и голубом (Роддом на Фурштатской)

История живет в нашем городе везде: во дворах и парках, на площадях и проспектах. Время застыло в каждом квадрате окна. Историю хранят не только люди, но и здания. Ведь у стен тоже есть глаза и уши. Вот и дом на Фурштатской улице помнит всех тех, кто обрел здесь свое счастье.
Сюита в розовом и голубом (Роддом на Фурштатской)
Опубликовано: 18 марта 2013 в 17:06

История живет в нашем городе везде: во дворах и парках, на площа­дях и проспектах. Время застыло в каждом квадрате окна. Историю хранят не только люди, но и здания. Ведь у стен тоже есть глаза и уши. Вот и дом на Фурштатской улице помнит всех тех, кто обрел здесь свое счастье.

Очень трудным был год 1937-й. Страна затаилась в страхе, люди боялись всего. Но любить не переставали, любили горячо и как будто в последний раз.

Он – высший партийный чиновник. Она – талантливая швея из семьи рас­кулаченных. Понятно, что им было не по пути. Дороги их не могли пересечь­ся – не должны были. Но когда-то еще девочкой она встретила цыганку на улице, и та, взяв желтой сухой рукой ее пухлую розовую ладошку, сказала: «Красивого мальчика родишь, мучиться будешь, но выдержишь». И она пове­рила, и как бы внутренне согласилась немного пострадать, чтобы у нее был этот самый мальчик, и шила всем своим пупсам только голубые костюмчики. Так и привыкла проводить время свое с иглой и швейной машинкой. Потом работала в ателье, куда, зная прекрасные руки здешних портних, захаживали лучшие и известные люди за новым костюмом. Однажды и он зашел, увидел ее в белой в горошек косынке – и обомлел. Забросил все дела, дождался ее после работы, пригласил в ресторан. Так и закружились их тайные счастли­вые свидания. Ее молодая душа требовала великих чувств и великих жертв. И встреча с ним – удачливым чиновником и чужим мужем – была тем са­мым невероятным случаем, подаренным судьбой. Когда через год она узнала, что беременна, сразу вспомнила предсказание. И даже имя придумала мальчику – Андрей. Молилась, чтобы выносить ребенка. Он обещал, что не бросит и всё у нее будет самое лучшее. Жениться, конечно, не сможет, но рядом останется. И действительно остался – но незримо.

Дом на Фурштатской улице, где размещался отдел милиции, отдали под родильный дом N№ 2. Наш герой вместе с другими принимал решение о выделении помещения и открытии роддома. Именно сюда на служебной машине привез он любимую. Ему было все равно, что подумают подчиненные, семья, которой обязательно доложат… Он вез самую дорогую на свете женщину рожать к врачам, которым больше всего доверял. Через сорок часов мучений она родила мальчика. Навсегда запомнила голубые светлые глаза акушерки, умелые ее руки и голос, который шептал: «Держись, милая, все будет хорошо».

Его забрали в начале 1938-го. Сына он увидел только один раз.

Прошло несколько лет. Война прокатилась по нашей земле, уничтожив лучших, дорогих, молодых. Напугала голодом, холодом, кровью, смертью. Но любовь жила, любовь царила. Даже в самые страшные времена.

1942 год. Только один роддом продолжал работать в блокаду, тот самый – на Фурштатской. В здание попали две авиабомбы. Акушерки, санитарки, врачи сами спешно восстанавливали разрушенное. Помочь некому – война вокруг. Одна роженица очень кричала, звала мужа, плакала. Говорила, что он служит в Ладожской флотилии и телеграммы от него давно не приходят. Живут только его пайком да надеждами. А ребенок – старший, четырехлетний – дома остался, один в холодной квартире на Восстания, на пятом этаже. Без него она рожать не будет ни за что. Лучше умрет вместе с новым своим ребеночком, раз не может старшенькому помочь. Все кричали ей: «Не дури, погубишь и себя, и душу, не рожденную еще!» Но нашлась девушка-санитарка, которая не выдержала ее страданий. Отпросилась у главврача и побежала по улице, закутавшись в телогрейку и платок. Торопилась как могла, долго стучала в квартиру – никто не отзывался. Распахнула дверь, схватила мальчика на руки и через сугробы под метельный звон в ушах вернулась в родильный дом. Женщина успокоилась и легко родила прекрасную девочку.

Назвали ее Катей. В честь санитарки, которая смогла в сложных обстоятель­ствах остаться человеком.

Потом, через много лет, женщина вспоминала, как в роддоме кормили. Масло давали, и кашу перловую, и горох, и овсяный суп, и даже компот. Боль­ше никогда такой вкусной еды она не ела.

Шел 1962 год. Жизнь вошла в свою колею, размеренно катилось ее коле­со. Люди продолжали встречаться, жениться, рожать детей.

Они оба были педагогами, интеллигентами, из семей потомственных петербуржцев-ленинградцев. На их долю выпало немало, и, казалось бы, на­конец все наладилось. Не хватало только одного – ребенка, продолжения ро­да, надежды. Она потеряла двух – выкидыши на ранних сроках. Верить поч­ти перестала. Плакала по ночам в подушку, спрашивала у кого-то мудрого, почему именно им досталось это наказание, за что, за какие такие непонят­ные грехи. Ей уже было к тридцати пяти, и время шло неумолимо. Уже нача­ли думать о приемном. Но однажды после уроков стирала с доски – и вдруг закружилась голова: она и не подозревала, что у мела такой терпкий запах. Оказалось, что это оно – долгожданное чудо новой жизни. Готова была ле­жать хоть все девять месяцев, чтобы свою крошечку сохранить. Только бы все обошлось. Рожала тяжело – ребенок шел неправильно. Боялись, что не смо­жет выдержать. Но ее вытащили лучшие специалисты роддома – той, еще со­ветской школы, когда врач не мог быть троечником. Только отличником, на­стоящим мастером. Она спросила своего доктора, как назвать сына. Он отве­тил: «Пусть Саша будет. Очень уж я Александра нашего Сергеевича люблю». И улыбнулся. А муж часами стоял под окнами дома на Фурштатской, на ве­ревочке передавал ей туда сетки с апельсинами, писал на асфальте мелом «Доброе утро», как мальчишка. Ведь тогда отцов не пускали к новоиспечен­ным мамам и их ребятишкам – и это было очень несправедливо. Мальчик Саша часто слушал рассказы родителей о том времени, когда он только на­чал жить. И решил тоже стать таким врачом, чтобы когда-нибудь кому-нибудь помочь. Правильный, в общем, вышел мальчик. Наверное, потому, что в пра­вильном роддоме родился.

Годы идут. На дворе 1975-й. Уже появились внуки тех, кто пережил вой­ну. Ускорился ритм жизни, но чувства, переживания, мечты остались те же.

Мальчиком он больше всего любил играть в солдатиков. В большой, из ста­рого фонда, коммуналке на Чайковского он разыгрывал целые баталии. Денег на настоящих солдатиков у родителей всегда не хватало. Поэтому он вырезал своих из книг – особенно его ругали за библиотечные – и наклеивал на кар­тон. Исторические книги, оружие и сражения занимали все его мысли. К то­му же у каждого рыцаря должна быть Прекрасная Дама. Свою он встретил еще в школе – ею стала девочка с самой длинной в классе косой. Он носил ее портфель и рвал цветы с клумбы. Откуда было взять другие? После шко­лы их дороги разошлись. Она поступила в университет, быстро вышла замуж, быстро развелась. Он исполнил свою мечту и пошел в военное училище, а потом уехал служить в другой город. Встретились они на пятилетие школьно­го выпуска. Он влетел в актовый зал, где был намечен праздник, и столкнулся с ней у самого входа. Больше они не расставались. Она, в отличие от дам прошлых эпох, не ждала его одна в уютном замке, а ездила с ним по гарни­зонам. Забеременела легко – как жила и как любила. Но там, где он служил, и рожать-то особенно было негде – один роддом на маленький южный город. Он вспомнил, что мама, которая умерла несколько лет назад, рожала его со­всем недалеко от дома – на Петра Лаврова (теперь это Фурштатская улица). Решили – пусть семейная традиция продлится. Он выбил себе отпуск, при­вез жену в Ленинград – и на свет появился мальчик Ваня, который оказался весь в папу. По-военному пунктуален и дисциплинирован – родился по графи­ку и всегда кушал вовремя. Девочку Лену через три года они, конечно, при- ехали рожать сюда же. Там, где есть доверие, расстояния и время не помеха.

Теперь мальчик играет в его старых солдатиков. А девочке какой-то ры­царь уже носит портфель. Клумб вот только обещал не трогать.

Продолжение следует

Валерия Темкина в содружестве 
с директором по развитию медицинской
деятельности и защите прав пациентов
«Роддома на Фурштатской» Натальей
Павловной Сальниковой

ПОДЕЛИТЬСЯ

Смотрите также
13 июня 2018 в 10:43
Сексуальные отношения – важная составляющая жизни человека, и они должны приносить радость и удовольствие. Когда же сексуальные контакты доставляют неприятные ощущения и боль, это приводит к испорченному настроению, конфликтам между партнерами, разладу в семье.

КОММЕНТАРИИ

Ваше сообщение
Разрешеные форматы файлов: jpg, gif, png, zip, doc/docx, pdf.

Можно ли "победить" псориаз?
Псориаз — одно из самых распространённых кожных заболеваний. На Руси эта болезнь получила зловещее название "роза дьявола"...
Как оформить больничный лист
Как правильно оформить больничный лист, чтобы на работе не возникло никаких недоразумений и чтобы вы получили по нему деньги?